Димитрий Кленский: «Эстония: Русофобия – стержень государства»

Отчего Эстония не повзрослеет к своему столетию

В очередной раз 25 марта в Эстонии с помпой отметили печальную дату перемещения в 1949 году в отдаленные районы СССР около 22 тысяч эстонских крестьян.

Эту дату этнократическая Эстония годами подает чуть ли не как сакральную и обязательно в антирусском духе. В одной из последних местных публикаций с сарказмом сравнили отправку в Сибирь пособников лесных братьев (для националистов — партизаны, для новой власти — бандиты) с оригинальным способом приобщения эстонцев к советскому образу жизни, а также их обучения языку межнационального общения — русскому.

«За всё должна ответить Россия!»

Это относится и к высылке в июне 1941 года накануне Великой Отечественной войны из Эстонии в Сибирь социально опасного элемента (10 тысяч человек), и к бомбардировке в марте 1944 года советской авиацией воевавшей с Красной Армией 20-й дивизии СС (Эстонской) и, конечно, к пакту Молотова-Риббентропа и мифической «советской оккупации». Приходилось даже видеть внушительный список злодейств России против Эстонии на протяжении второго тысячелетия нашей эры.

Этим событиям придают не меньшее, а то и большее значение, чем датам, которые связаны с восстановлением независимости страны в 1991 году. Одна из причин — выгодное для политэлиты Эстонии представление, будто эстонский народ вечно обижаем, и почему-то только Россией и русскими. Это позволяет властям отвлечь внимание от собственных неурядиц и промахов, а также милитаризации и, разумеется, русофобии, которая заставляет молчать саму титульную нацию, давно задающую вопросы: независима ли Эстония, такую ли Эстонию построили, какую желали в 1991 году?

Эстонские легионеры СС. Фото: regnum.ru

Показательны высказывания министра юстиции ЭР, ультра-националиста Урмаса Рейнсалу. Того самого, кто снова добивается от коллег в Латвии и Литве, правда, против воли своего правительства (но и с его молчаливого согласия) компенсации за нанесенный «советской оккупацией ущерб». Комментируя события 68-летней давности, он заявил, что эстонский народ не просто никогда не забудет жертв «депортации» в 1949 году в Сибирь эстонских крестьян, но будет помнить и тех, кто совершил это преступление против человечности. Выступая на митинге, состоявшемся 29 марта на столичной площади Свободы, он сообщил о сооружении в будущем году «мемориала жертвам коммунизма, где будут начертаны имена всех жертв».

Что ж, типичная маргинальная позиция эстонского политика — жить только в прошлом, хотя его надо знать для того, чтобы выстраивать будущее.

Хочешь власти — стань русофобом

Попасть в мейнстрим решила и отказавшаяся от призыва нормализовать отношения с Россией Центристская партия, давно единолично правящая в Таллине благодаря голосам русского и русскоязычного избирателя.

После непристойного свержения полгода назад с поста председателя партии трезвомыслящего (сторонника нормализации отношений с Россией) политика Эдгара Сависаара, центристам, многие годы остававшимся «вечными оппозиционерами» в парламенте, Брюссель и Вашингтон дозволили создать правительство, но, при условии продолжения внешнеполитического проамериканского курса предыдущего правительства Таави Рыйваса. А это — отказ от какого-либо сотрудничества с партией «Единая Россия», а также это — осуждение Москвы за Крым и Донбасс, продолжение санкций против России, осуждение Владимира Путина, беспрекословное исполнение планов расширения НАТО в Прибалтике, увеличение военных расходов, прессование даже малочисленных остатков «прокремлевских» российских соотечественников в Эстонии.

И ожидаемо, что на портале Rus.Postimees.ee исполняющий обязанности мэра Таллина центрист Таави Аас (Сависаар давно отстранен от этой должности решением суда в связи с инспирированными против него обвинениями, в том числе уголовного характера) стал подпевать ультранационалисту Рейнсалу. В том числе и в оценке событий 25 марта 1949 года. При Сависааре такое было бы невозможным.

То есть в Эстонии больше не осталось парламентских партий, которые не были бы стопроцентно русофобскими.

Дело дошло до того, что по аналогии с Таллином в русскоязычной Нарве, где позиции центристов традиционно еще более сильны, чем в столице, по инициативе коллаборационистского русскоязычного молодёжного объединения «Открытая Республика» местную центральную площадь впервые озарили сотни свечей, зажженных в память о жертвах мартовских депортаций 1949 года.

Эстонские легионеры СС. Фото: regnum.ru

Русским прививают чувство вины

К слову, такую же акцию можно было бы повторить в той же Нарве 22 июня в память о жертвах Великой Отечественной войны советского народа. Правда, на это власти русскоязычного города дать добро сегодня уже не осмелятся. Не зря натовские вояки на очередных учениях размахивали громадным стягом США на берегу Нарвы на фоне российской Ивангородской крепости, а вояки добровольческой военизированной организации Kaitseliit («Кайтселийт») открывали средь бела дня стрельбу, пусть и холостыми, в центре Нарвы, насмерть перепугав горожан.

Да и нет уже среди запуганного полицейским государством и дискриминируемого русского и русскоязычного населения тех, кто осмелился бы на такую акцию. В Таллине демонстративно и нагло препятствуют проведению даже акции «Бессмертный полк». Впрочем, уже сами русские политики-коллаборационисты находят ее неуместной, мол, она может раздражать официальную Эстонию.

Русским и русскоязычным снова и снова внушают комплекс вины за испытанную Эстонией историческую несправедливость, к чему, однако, нынешние местные русские и русскоязычные жители, не могут иметь отношения. При том нынешние власти не вспоминают унизительную многовековую судьбу эстонского народа под остзейским игом немецких баронов, что нашло широкое отражение (осуждение) в классической эстонской литературе начала ХХ века!

Плакат Эстонского легиона СС. Фото: regnum.ru

А потому в угоду местной этнократии, а также Брюсселю и Вашингтону, упомянутый выше городской голова Таллина, где до сих пор единолично управляет Центристская партия, уже в духе ультранационалистов заявляет следующее:

«Во времена, когда я был школьником, в учебниках истории мартовской депортации 1949 года была отведена одна строка. Она гласила, что 25 марта того года из Эстонии выслали кулаков… И это все, чего удостоились 22 тысячи ни в чем неповинных людей самого разного возраста — от младенцев до стариков, наказанных без суда и следствия и при полном отсутствии состава преступления…»

Сразу надо отметить, что речь идет о выселении или перемещении людей из одной части страны в другую. Эстония входила тогда в состав СССР. Это не депортация, подразумевающая перемещение жителей одного государства в другое, на чем настаивает Таллин. Последнее понятно — в этой трактовке срабатывает миф о придуманной советской оккупации.

Никто не спорит с тем, что репрессирование эстонских крестьян было драмой, если не сказать трагедией для них самих, но и народа в целом. Но это не дает права и сегодня односторонне и юридически безграмотно трактовать события 25 марта 1949 года.

Спекуляции на сакральных жертвах

Прежде всего, ошибочно признание Таави Аасом невиновными всех перемещенных лиц. Половина из них — члены семей лесных братьев (по международному праву: бандитов). Остальные — оказывавшие им помощь и сопротивлявшиеся коллективизации кулаки и их семьи. Конечно, сразу после войны добровольно-принудительное создание колхозов, по сути своей, вызывает нарекания, если не осуждения с точки зрения экономической целесообразности. Был и психологический просчет — сразу после войны власти предоставили всем крестьянам в вечное пользование солидные земельные участки.

Еще нельзя забывать, что 18 октября 1991 года, согласно закону РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», Верховный Совет РФ осудил все необоснованные репрессии, выразил глубокое сочувствие их жертвам, устранил последствия произвола и обеспечил компенсацию материального и морального ущерба. Этот закон касался всех лиц, которых подвергли в советское время репрессиям на территории Российской Федерации. Вопрос: почему аналогичный закон не принят новыми властями Эстонской республики? Ибо нечестно сваливать все на Москву. Да перемещение 22 тысяч крестьян и их семей производилось согласно операции «Прибой», но реализовали его на местах сами эстонцы. К тому же многие крестьяне были занесены в черные списки по доносам соседей. Это установлено в восстановившей независимость Эстонии репрессивными судебными разбирательствами в отношении сильно постаревших и исключительно рядовых исполнителей акции.

Но факт и то, что после состоявшегося перемещения крестьян практически везде прекратилось сопротивление лесных братьев, грабеж и уничтожение колхозной собственности, а также и убийства представителей власти и крестьян, согласных с коллективизацией. Более того, через пятнадцать лет эксперимент в эстонских условиях все же оправдал себя. В итоге до выхода из СССР Эстонская ССР опережала по производству на душу населения молока и куриных яиц все страны северной Европы, а по мясу занимала второе место после Дании. Сегодня эстонское село — жалкая тень недавнего прошлого. Евросоюз ограничил его развитие.

Что касается женщин, детей и стариков, то, если высылали бы только кулаков и лесных братьев, то сегодня русофобы корили советскую власть за разъединение семей. Нельзя игнорировать и то, что высылаемые не лишались избирательного права, а транспортировали их в Сибирь в тех же теплушках (не в вагонах для скота), в которых возвращались в 1945 году на Родину солдаты, освобождавшие Европу от гитлеровской Германии. Решением советского правительства транспортировка гарантировала отопление, горячее питание и сухой паек, медицинское обеспечение (один врач на состав), размещение по прибытии. Многие, кто вернулся через несколько лет в Эстонию, и сегодня тепло отзываются о сибиряках, помогавших переселенцам обустраиваться в суровых условиях. Увы, об этом практически не говорят.

Плакат Эстонского легиона СС. Фото: regnum.ru

Эстония сама готова к депортациям

Конечно, 25 марта 1949 года — в любом случае печальное событие в истории эстонского народа (но только ли его?), тем более что значительная часть его хотела возвращения государственной независимости. Но превращение под флагом сохранения памяти о жертвах советских репрессий в орудие насаждения тотальной русофобии привело к новой несправедливости и безнравственности эстонских властей и национальной политэлиты.

Особенно уродливо осуждение советских «депортаций» на фоне последних призывов в Эстонии о поддержке Европейской Комиссии, которая только что предложила в связи с миграционным кризисом в Евросоюзе проводить единую политику высылки граждан других государств и незаконно находящихся в стране лиц. Министр внутренних дел ЭР, социал-демократ Андрес Анвельт на следующий день после 25 марта сообщает в пресс-релизе своего ведомства: «Мы должны были бы занять более жесткие позиции в сотрудничестве по этой теме с третьими странами и быть готовыми в случае необходимости применять санкционные методы».

Более того, эстонское правительство считает, что Евросоюз должен повысить эффективность политики высылки, деятельности европейского департамента охраны границ и побережий, а также работу сети оповещения относительно радикализации. Приехали!

Русское и русскоязычное население не должно убаюкивать то обстоятельство, что формально проблема связана якобы только с катастрофическим наплывом беженцев и мигрантов из Африки и Азии. Когда Брюссель установил странам Прибалтики солидные квоты их приема на своей территории, они добились максимальной минимизации квот (вместо тысяч — сотни) за счет того, что приравняли трудовую миграцию в свои республики в советские времена нынешнему нашествию тех же арабов в Евросоюз. Мол, прибалты, свою квоту уже отработали.

Но где гарантии того, что «санкционные методы» не коснутся и русских Эстонии? О настрое общества говорит и опубликованное в газете для учителей (Õpetajate Leht) эссе известного русофобией эстонского публициста Каарела Таранда. Оно озаглавлено весьма выразительно «Недовольных — в эмиграцию!»

Таллину пора спросить и с себя

Увы, преднамеренную однобокость и лицемерие эстонской пропаганды, шельмующую во всех своих бедах Россию и только Россию, иллюстрирует собственная история Эстонской республики. Примеров много. Один из них — ознаменовавшая становление государственности в Эстонии история с Северо-Западной армией (СЗА) во главе с Николаем Николаевичем Юденичем. Ее поддержали Антанта и один из лидеров белого движения в России Александр Васильевич Колчак. Поначалу содействие оказала и молодая, еще никем непризнанная Эстонская республика. Она была благодарна вошедшим вскоре в состав СЗА белогвардейским подразделениям, которые помогли эстонскому буржуазному правительству побороть заклятого соперника — Эстонскую советскую республику ЭТК (Эстляндская трудовая коммуна).

Но, когда дойдя осенью 1919 года до пригородов Петрограда, армии Юденича пришлось отступить и скрыться на территории Эстонии, то началась настоящая трагедия северозападников. В обмен на признание своей государственности Эстония обещала большевикам сдать СЗА. И эта сделка состоялась 2 февраля 1920 года подписанием Юрьевского (Тартуского) мирного договора.

В итоге 15 тысяч солдат и офицеров сначала разоружили, 5 тысяч из них отправили в концлагеря на Оруские болота. Самого Юденича арестовали, но под давлением англичан отпустили. Все тыловые склады СЗА с поставленным Антантой обмундированием и военным снаряжением, боеприпасами были реквизированы Эстонским государством.

Михаил Мизернюк. Портрет генерала Юденича. 1916. Фото: regnum.ru

Из секретного «Доклада С.-З. фронта о положении русских в Эстонии, 1920» узнаем:

«Русских начали убивать прямо на улице, запирать в тюрьмы и концентрационные лагеря, вообще всячески притеснять всякими способами. С беженцами из Петроградской губернии, число коих было более 10 000, обращались хуже, чем со скотом. Их заставляли сутками лежать на трескучем морозе на шпалах железной дороги. Масса детей и женщин умерли».

А когда 17 февраля 1920 года министр внутренних дел Эстонии издал секретное распоряжение о Северо-Западной армии, бывший министр Временного правительства Александр Иванович Гучков направил Уинстону Черчиллю письмо-протест. В нем в частности сообщается: «…из Эстонии производятся массовые выселения русских подданных без объяснения причин и даже без предупреждения… Русские люди в этих провинциях бесправные, беззащитные и беспомощные. Народы и правительства молодых балтийских государств совершенно опьянены вином национальной независимости и политической свободы».

Какие яркие исторические параллели вырисовываются! Так не на себя ли оборотиться Таллину? И хоть немного повзрослеть политически к своему столетию в 2018 году.

Таллин, 29 марта 2017

Автор: Димитрий Кленский

Ссылка: slavia.ee

By | 2017-04-09T08:49:16+00:00 Апрель 9th, 2017|Мнения|Нет комментариев

Оставить комментарий