ГОСПОДА! КАК НЕ ПРЕЗИРАТЬ ГОСУДАРСТВО, В КОТОРОМ В ОБЩЕСТВЕ СОЗДАЮТ АТМОСФЕРУ СПОСОБСТВУЮЩУЮ ИСКОРЕНЕНИЮ ПАМЯТИ О КРАСНОАРМЕЙЦАХ , ПОГИБШИХ В ЭСТОНИИ В БОЯХ С ГИТЛЕРОВЦАМИ И ИХ МЕСТНЫМИ ПРИСПЕШНИКАМИ? ЧТО ЭТО ЖЕ ОЗНАЧАЕТ НЕ ТОЛЬКО РУСОФОБИЮ, НО И ОПРАВДАНИЕ НАЦИЗМА, А СЕГОДНЯ – СОДЕЙСТВИЕ ПРЕДНАЦИЗМУ И ЕГО МЕРЗКИМ ПРОЯВЛЕНИЯМ

После того, как недавно СМИ сообщили о вандализме в Таэбла, где рядом с местной школой снесён памятник погибшим в 1944 году красноармейцам и осквернена их братская могила, стало известно, что полтора месяца назад на острове Сааремаа облили краской именные памятные камни красноармейцев-эстонцев на мемориальном комплексе Техумарди.
В первом случае вандализм продемонстрировала власть, во втором – meiemaa.ee сообщает, что «полиция в курсе произошедшего, власти Сааремаа сотрудничают со стражами порядка и делают все возможное для поимки вандалов». Но второе – слабое утешение. И вот почему. Война с памятниками идёт давно, можно сказать, все годы восстановленной независимости Эстонии. И что?
*
Отсюда ещё вопрос: а что делается для того, чтобы предотвращать такой вандализм? Впрочем, он наивен, так как ни для кого не секрет, что уже три десятилетия в Эстонии беспрестанно на государственном уровне героизируют приспешников гитлеровцев и нацистов, им даже ставят памятники, проводятся торжественные церемонии с участием представителей стран Запада. Дошло до того, что и в Основной школе в Лаупа с целью воспитания патриотизма поставили позолоченный бронзовый бюст эстонскому унтершарфюреру Ваффен СС, кавалеру гитлеровского Рыцарского креста Железного креста Нугисексу. Он «прославился» и другим – участвовал в расправах над русским мирным населением, и теперь он – национальный герой. Это – толика таких примеров.

Короче, «неправильные» памятники оскверняют или уничтожают, «правильные» восстанавливают и устанавливают. И чем это отличается от осуждаемой в Эстонии такой же практики советской власти сразу после окончания Второй мировой войны? Речь идёт о спланированной государством долгосрочной политике русофобии в самом широком смысле этого слова. И это при том, что в Эстонии каждый четвёртый житель – русский. Объяснение, что они молчат, постыдно для новой Эстонии, так как всех несогласных, включая эстонцев, к этому принуждает сама общественно-политическая атмосфера, создаваемая этнократией и её идеологией моноэтнизма.

Всё это можно понять в силу многострадальной истории веками подневольного эстонского народа, отсутствия собственного дворянства, запоздавшего становления государственности.

Понять, но не оправдать! Вступив 1 мая 2004 года в Евросоюз, Эстония взяла на себя обязательства соблюдать т.н. европейские ценности. Ясно, что, и патологическая русофобия, и продолжающаяся дискриминация русского и русскоязычного населения (треть населения!), не относятся к декларируемым Евросоюзом завоеваниям цивилизации.
*
В последнее время создаётся впечатление, что «третий сектор» и даже отдельные властные структуры поворачиваются лицом к «русскому вопросу». Но на поверку выходит, что смягчение русофобии имеет целью, если не эстонизацию или вестернизацию, то точно – дерусификацию. Это осуждается ООН, от этого годами Эстонии предлагали отказаться Евросоюз и Россия, даже прозападные международные правозащитные организации. И всё напрасно. Но тогда получается, что Эстония обманула Евросоюз, вступив в его ряды 15 лет назад.
Более того. Таллин, оправдывая героизацию эстонских героев, служивших в СС и Ваффен СС, а в охранных (карательных) батальонах, известных массовым террором и убийствами мирных жителей, делает упор на стремлении народа, и во время войны, и после неё, освободиться от «советской оккупации». Но сдаётся, что это – лишь по-своему эффектное прикрытие страха, заставлявшего служить потомкам бывших многовековых поработителей-баронов.

А потому для лучшей убедительности своей точки зрения, условно признаю этот вульгарный аргумент о «советской оккупации», оправдывающий эстонскую русофобию (что само по себе, как и эстонофобия или юдофобия – признак бескультурья, недостаточной цивилизованности). И, если не вся политэлита и интеллигенция Эстонии поражена трайбализмом, то надеюсь на понимание ими и другой точки зрения. А именно, надо честно сказать самому себе, что красноармейцы, кстати, далеко не только русские, воевавшие в Эстонии во время Второй мировой войны с гитлеровцами и их эстонскими прислужниками, умирали вовсе не ради оккупации Эстонии и Прибалтики, стран Восточной Европы. Они погибали и умирали на войне с напавшим на их родину врагом, они воевали за сохранение своих народов. Судьба России висела на волоске. И не зря та война была для советского народа не только Великой, но и Отечественной. То есть, экзистенциальной. Это-то можно понять?
*
Или спор о послевоенном вхождении Эстонии и Прибалтики в состав СССР. А восточноевропейских стран – в социалистический лагерь. Во-первых, в основе этого – политическое решение высшего руководства Советского Союза вместе с лидерами США и Великобритании. Во-вторых, не только в Восточной, но и в остальной Европе после войны было сильное полевение власти. В третьих, Запад затеял «холодную войну » для усиления имевшегося недовольства в странах социалистического лагеря в Европе.

Но так или иначе послевоенное полувековое противостояние СССР и Запада, вхождение Эстонии в состав Советского Союза закончилось восстановлением независимости той же Эстонии. Неужели не ясно, что погибшие красноармейцы (в Эстонии их полегло 62 тысячи человек!) ничего не знали о разделе мира на Ялтинской конференции в феврале 1945 года. Так, какое ко всему этому имели отношение убиенные красноармейцы, погибавшие в бою, и, между прочим, не запятнавшие себя кровью мирных людей? Среди них и мой дядя – Дмитрий Сергеевич Кленский, погибший 75 лет назад, 2 октября 1944 года, на Сааремаа у деревни Винтри в ходе морского десанта. У меня вопрос: по какому праву, по какому нравственному закону, его, гражданина довоенной Эстонской республики, кто-то признаёт оккупантом (собственной страны?) на основании того, что он не разделял националистическое мировоззрение, того, что он – русский? Красная Армия гнала врага в логово нацизма, чтобы спасти мир от самой страшной угрозы человеческой цивилизации – разделения народов на правильных (господствующих) и второсортных (прислуживающих им). Победи Гитлер, не было бы ныне Эстонии.
*
Так за что сегодня Таллин мстит отдавшему жизнь советскому солдату за неприятные Эстонии исторические метаморфозы и пертурбации? Не потому ли, что измываясь над памятью о солдатской смерти можно замолчать собственную вину и историческую ответственность за пособничество гитлеризму? За время немецкой оккупации на территории Эстонии по советским данным было убито около 60 тысяч, как своих мирных жителей, так и разных стран Европы. Полностью были уничтожены все оставшиеся в оккупации местные евреи, та же судьба постигла цыган. Несколько лет назад на портале rus.delfi.ee эстонский историк Меэлис Марипуу шокировал читателей портала: «Во время немецкой оккупации на территории Эстонии убили около 30 000 человек, причем в большинстве случаев убийства совершались самими эстонцами». Информационную бомбу эстонские СМИ и общество не заметили.

И, если в Таллине сооружён Мемориал жертвам коммунизма, то жертвы нацистов и их эстонских прислужников забыты. Не пора ли покаяться за это всё ещё взрослеющему эстонскому государству?

Или осквернять солдатскую память, в том числе без малого 25 тысяч эстонцев-бойцов Эстонского стрелкового корпуса Красной Армии, нынешней элите удобно для отвлечения внимания народа от своей несостоятельности, а также, чтобы люди не осознавали частичного отказа Эстонии от своего суверенитета в пользу Запада?
Но только ли о мести идёт речь? Вот последние сообщения СМИ. Только что в Риге осквернён памятник воинам-освободителям Риги от немецко-фашистских захватчиков – на нём написали «оккупанты». На днях в чешском городе Брно второй раз в течение суток вандалы облили краской монумент почетного захоронения красноармейцев. Неужели русофобия «заразна»?
*
Издание iz.ru приводит перечень стран Центральной и Восточной Европы, где после Второй мировой войны появились около четырёх тысяч памятников павшим воинам Красной армии. В них же на постоянной основе, словно по команде извне, уже 30 лет демонтируют и оскверняют памятники советским солдатам. Это – Прибалтика, Польша, Венгрия, Чехия, Румыния, Болгария, даже Австрия. Примечательно, что в этом списке нет стран Западной Европы, что почти все эти страны были союзниками гитлеровской Германии или на её стороне. И потому можно было бы списать их нынешний русофобский вандализм на мелкотравчатый, дешёвый реванш. Но ведь и в Вене не раз обливали чёрной краской Военный мемориал – памятник 17 тысячам советских солдат. В 1955 году тут приняли закон о нейтралитете Австрии и все союзнические войска, включая советские, согласились уйти с её территории. Какая уж тут месть?

И потому есть ещё одно объяснение государственного вандализма в названных странах – вдоль западной границы России не образуется, а образуют широкий коридор «от моря до моря», который будет превращён в передний край США и НАТО для устрашения и нападения на Россию, если её не удастся подавить мирным путём.
А потому русофобия в Эстонии это и выполнение заказа Запада, превращающего эстонский народ в заложника противостояния коллективного НАТО и США с Россией. Чем это может кончиться для Эстонии, сегодня знают даже дети. Так, зачем это нужно Таллину, где любят говорить о вечности эстонского народа, его культуры и языка?

Димитрий Кленский
Журналист
Таллин, 27 октября 2019 года