В офисе у уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению работают исключительно женщины и только эстонцы

Liisa-Ly Pakosta

За последний год, работа уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению получила весомые нарекания со стороны международных правозащитных организаций. Основные замечания касались о практически отсутствии обращений о помощи к канцлеру, а также скудный штат сотрудников организации. Штат сотрудников был быстро пополнен, но в данный момент на уполномоченную по гендерному равноправию и равному обращению не работает ни одного мужчины и ни одного русского по национальности. Более того, предложение о работе в офисе у канцлера содержит требование чтобы кандидаты знали только эстонский и английский языки, знание русского языка не обязательно.

Для тех, кто не знает в чем заключается работа уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению сообщаем:

Институт уполномоченного по гендерному равноправию и равному обращению создан для оказания населению помощи в защите своих прав и предотвращения любой дискриминации. Уполномоченный выступает за обеспечение равных прав и возможностей во всех сферах общественной жизни для женщин и мужчин. Кроме этого, уполномоченный следит за тем, чтобы представители различных групп меньшинств не подвергались дискриминации.

Проект «Мы говорим по-русски» (MGPR.EU) решил разобраться почему организация, которая и была создана чтобы предотвращать любую дискриминацию, сама же её и практикует. По этой причине, представителю уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению был задан ряд вопросов:

  1. Почему вы принимаете на работу только женщин?
  2. Почему у вас не работают русские по национальности?
  3. Как так получилось, что в офисе уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению нет работников из представительств меньшинств?
  4. Какие шаги вы планируете принять для того чтобы в вашем офисе работали мужчины и русские по национальности?
  5. Почему в предложение о работе вы требуете у кандидатов знание эстонского и английского языка, когда знание русского языка не обязательно?

Не смотря на все эти вопросы, представитель уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению ответила коротко:

Кадровая политика не основывается на поле или этнической принадлежности. Мы имеем возможности и имеем опыт оказания помощи на многих языках, включая русский.

 Так как ответы на все вопросы получены не были, проект «Мы говорим по-русски» ещё раз попросил представителя уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению ответить на них.

В ответ пришло автоматическое сообщение:

Спасибо за письмо! Я больше не работаю на канцлера. Пожалуйста пишите на info@svv.ee

Все последующие запросы уполномоченной по гендерному равноправию и равному обращению были проигнорированы.

By |2016-12-12T16:23:43+00:00Апрель 13th, 2016|Новости|Нет комментариев

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.