В шумихе вокруг члена правления Объединенной левой партии Эстонии (ОЛПЭ) Мстислава Русакова прямо по Лермонтову «смешались в кучу кони, люди, и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой».

В декабре прошлого года СМИ сообщили, что несколько членов ОЛПЭ во главе с Юлией Соммер подали в прокуратуру заявление о преступлении. А именно — что Мстислав Русаков и его соратники «своевольно вносят в Коммерческий регистр информацию о том, кто является, а кто не является членом партии».

Пресс-секретарь прокуратуры Оля Кивистик заявила тогда, что для проверки всех обстоятельств возбуждено уголовное дело по статье 281 Пенитенциарного кодекса «Представление неверных данных в регистр некоммерческих объединений и фондов».

Как работает наша полиция – это, конечно, песня: не прошло и семи месяцев. И что же наработали? Русакова официально назвали подозреваемым и… провели обыски у него дома и в офисе возглавляемого им НКО «Русская школа Эстонии».

Спрашивать полицейских о том, что они столько времени «расследовали» и за каким лешим им понадобилось столь внезапно смешивать котлеты (дела ОЛПЭ) и мух («Русская школа Эстонии»), нет никакого смысла. Ответ предсказуем: идет следствие, детали не разглашаются.

Однако подобные телодвижения в отношении единственной организации, системно занимающейся защитой в Эстонии образования на русском языке, являются очередным сигналом о русских и для русских. Вас, мол, будут здесь чмырить даже тогда, когда речь идет о банальной истории маразматических разборок в одной отдельно взятой партии.